Журнал для современных женщин
Женский журнал Ресничка - главная страница

Странички из истории - факты, вымыслы, размышления о женщинах и для женщин

К истории можно относиться по-разному, поговаривают, что никто так не изменил историю человечества, как сами историки. Вольтер говорил, что история - ложь, с которой все согласны, Дюма - что история подобна гвоздю, но который можно повесить все что угодно.

Так или иначе, но нет других способов судить о будущем, кроме как изучая прошлое, и нет способов избежать своих ошибок, не анализируя ошибки других. История - это мудрость человечества, из нее мы черпаем опыт предыдущих поколений, который можем использовать с пользой для себя и своих близких. И, наконец, история - это просто очень интересно!
Поиск по сайту

Свет невечерний

30 мая 2017
Нам, в большинстве своем оторванным от живой православной культуры, непросто разобраться а ее истинных ценностях. Сегодня мы попытаемся соприкоснуться с уникальным явлением духовной жизни - старчеством. Среди множества обителей некогда светло светлой и украсно украшенной земли Русской Оптиной пустыни принадлежит особое место. Отец Павел Флоренский называл Оптину «духовной санаторией», и она действительно была местом соединения великого и малого Китежа, средоточием мудрости, к которой тянулись как самые светлые умы святой Руси, так и ее безымянные дети. И для всех в Оптиной находились слова прощения и надежды.

— Бабушка,— спрашиваю я знакомую старушку на церковной паперти,— почему народ старцев слушался?
— Потому,— отвечает,— что через них бог свою волю посылает.
— А своей, моей то есть, воли как бы нет?
— Есть. Да ты ее всю святому-старцу вручаешь, а он тебе, грешной, Божью волю передает.
— Но теперь-то старцев вроде бы уже в природе и не водится? Да и раньше откуда они бранись, кто их назначал — не очень мне понятно.
— Много ты языком молотишь попусту, мать моя! Молись Богу, он тебе все и откроет. Эдакое сказать — кто старцев назначает»! Это ваших начальников, антихристов, назначают. А святого старца — Господь выбирает.

Старушка замолкает, крестится. Мы покидаем храм и не спеша идем в сторону Мясницкой, думая каждая о своем.

Внезапно она останавливается и указывает на витрину знаменитого магазине в виде китайской пагоды:

— Вот он, магазин чайный купца Перлова. Этот купец во всем старца слушался. А когда святого старца отца Амвросия Господь прибрал, он шамординских монахинь, которых старец окормлял, взял на свое иждивение.

старчество в Оптиной пустыниУ меня множество вопросов, но и боюсь раздражить свою строгую наставницу. Как бы вознаграждая меня за молчание, она рассказывает: «Вышел однажды отец Амвросий на высокий берег реки Серёны. Перед ним — поле со снопами, над ним — небо с птицами небесными. И вдруг видит святой старец, что с поля свет идет. И такое ему видение, что молится в поле сама Богородица, благословляя русское поле. Понял старец, что ему надлежит сделать. Нашел хорошего мастера по иконам и растолковал, даже нарисовал ему, что и как. И мастер написал икону «Спорительница хлебов», а святой отец ее освятил, а тогда был голод. И спасла эта икона народ от голода».

Мысленно благодарю Бога, что послал старушке словоохотливость, и уже сама вспоминаю: читала, что в первые годы после смерти старца Амвросия жилище его сохранялось в неприкосновенности, в келейку можно было прийти помолиться. А на постели старца, под подушкой, держали душеспасительные грамотки. Помолился — и можно взять наугад записку из-под подушки и как бы получить от отца Амвросия совет... Твердо решаю отправиться в те края.

Создание Оптиной пустыни теряется в глубине столетий и окружено легендами. Предполагается, что основал ее в XV веке раскаявшийся разбойник Макарий Опта. Расположенную на калужской земле под городом Козельском обитель хочется назвать даже не монастырем — монастырьком. В самом ее облике есть благородная простота и какой-то домашний уют и открытость, свидетельствующие об искренности и подлинности общения человека с Богом, о доступности Бога для каждого человека. Белые крепостные стены и зеленые башни естественно вписываются в ландшафт все еще лесистых берегов реки Жиздры. Золота мало, да оно здесь и неуместно, ибо сама церковь воспринимается в Оптиной не как столп и утверждение истины, а как вместилище света тихого и невечернего.

Оптинские старцы были духовными руководителями не только своей братии, но и многих тысяч мирян. Старец, как писал Достоевский в «Братьях Карамазовых», берет «вашу душу, вашу волю в свою душу и в свою волю», и от послушания, наложенного старцем, человека не могут разрешить даже вселенские патриархи.

Беседы с насельниками Оптиной пустыни привели меня к выводу о том, что в старчестве церковное посвящение как бы сочетается с народным признанием, ибо церковь может сделать монаха духовником монастырской братии, но не может «возвести кого бы то ни было в старцы. Лишь успешный опыт духовного учительства, врачевание нравственных недугов и общения со страждущими и обремененными делают монаха старцем: в старцы посвящают Бог и мнение народное.

За свое участие в мирских делах старцы подвергались критике церковного начальства. Так, старец Макарий, к которому в 1850 году приходил Гоголь, любил наезжать в имение Киреевских, вместе с которыми организовал в Оптиной издательское дело, и его частые отлучки вызывали нарекания братии и архиерея. Аналогичные кривотолки пришлось претерпеть и святому Амвросию, самому знаменитому из старцев Оптиной пустыни.

Преподобный Амвросий общался с Достоевским, Толстым, Погодиным, Страховым, Владимиром Соловьевым, Константином Леонтьевым. Но он же мог рассуждать с простой женщиной, нанятой помещицей ходить за индюшками, о том, как их лучше кормить, давать советы орловскому помещику о сооружении водопровода, уделять внимание мастеровым, телеграфистам, просто больным и неимущим людям. Неустанное подвижничество сочеталось у старца с очень слабым здоровьем. Но он считал, что монаху полезно болеть. Подобно Достоевскому Амвросий полагал, что страдание приближает человека к Богу.

Толстой и Достоевский ценили старчество за его обращенность к народу, признание ценности не только монастырской, но и мирской жизни, укрепление в человеке высоких нравственных качеств.

С Оптиной тесно связана жизнь семьи Толстых: здесь была похоронена тетка писателя А. И. Остен-Сакен, а в 1888 году сестра Льва Николаевича постриглась в Шамордине, женской обители, основанной старцем Амвросием в двенадцати верстах от Оптиной. Уйдя из Ясной Поляны, Толстой хотел снять возле Оптиной домик. Судьба распорядилась иначе. Это был последний приезд отлученного от церкви Толстого в обитель. Амвросия уже не было в живых. Старческое подвижничество, которое он называл бескровным мученичеством, продолжали иеромонахи Иосиф и Варсонофий. Толстой подошел к воротам скита, в котором жили старцы. Сейчас эти ворота трудно узнать. Константин Леонтьев писал, что они походили на небольшой розовый храм с одной главкой наверху. Ощущалось в их архитектуре как бы дыхание миров иных. Толстой в нерешительности постоял у этих ворот (словно врата в рай), но войти не решился и отъехал в Шамордино. На следующий день, напуганный известием о том, что Софья Андреевна бросилась в пруд, он бежал из монастыря. Старец Варсонофий приезжал затем в Астапово, чтоб увидеться с умирающим Толстым, но допущен к нему не был.

Роль Оптиной в русской культуре огромна. Четыре года провел здесь и незадолго до смерти принял тайный постриг русский мыслитель Константин Леонтьев, ратовавший за сохранение красоты и поэтичности национальных форм быта. Насельником Оптиной был академик живописи Болотов, основавший в монастыре иконописную мастерскую: «Спорительница хлебов» — плод его творчества. К одному из последних оптинских старцев, Нектарию, приезжала Анна Ахматова.

Дочернее Оптиной Шамордино стало источником всесторонней помощи мирянам. В Шамордине до революции побывало до тысячи сестер, и работали они в больнице, богадельне, детском приюте, живописной, чеканной, переплетной, башмачной, золотошвейной мастерских.

Революция положила конец процветанию монастырей. Оптина просуществовала до 1923 года, затем братьев и сестер постигла обычная участь духовенства 20—30-х годов. Многие были арестованы и сосланы, некоторые прозябали на полулегальном положении в домах своих духовных чад. Обитель постигла дерзость запустения. Казалось, кто-то специально задался целью не оставить камня на камне от духовного достояния народа. Фактически разрушенными оказались все храмы Оптиной и Шамордина, разрушена прекрасная оптинская библиотека (30 тыс. томов).

С землей сровняли большую часть оптинского кладбища, многие захоронения утеряны безвозвратно. Постановление о возвращении Оптиной пустыни Русской православной церкви принято 17 ноября 1987 года. Началось возрождение обители.

Приезжаю в обитель из Москвы. Какое-то время беспомощно брожу из стороны в сторону, пытаясь что-то найти и угадать по старинным изображениям монастыря. Занятие довольно бесполезное, ибо, несмотря на титанические усилия церкви, восстановлено еще намного меньше, чем предстоит восстановить. Еще в автобусе я познакомилась с отцом Михаилом Евдокимовым, православным священником из Парижа, и мы решаем самостоятельно разыскать могилы Ивана, Петра и Натальи Киреевских. К счастью, наши поиски привлекают внимание монаха отца Гермогена. Он ведет нас к захоронениям Киреевских, отцов Леонида и Макария. Мощи канонизированного в 1988 году преподобного Амвросий перенесены во Введенский собор обители. Видя кротость и доброту отца Гермогена и чувствуя, что наши устремления познать Оптину угодны Богу (мы успеваем осмотреть уникальные стенные росписи монастырской трапезной накануне того, как ее закроют для доступа мирян), я решаюсь спросить его о современном состоянии русского старчества, пообещав, что если в Оптиной старцы и есть, то я не буду докучать им своими вопросами. Нет, старчества в Оптиной пока нет, и для его восстановления нужны не начальственные циркуляры, а Божий промысел. Пока же большим уважением братии пользуется ее духовник отец Илий, долгое время монашествовавший на Афоне. Что ж, может быть, опять Русь пойдет к оптинскому скиту и хибаркам великих старцев, надеясь, что они помогут каждому человеку восстановить в душе своей образ Божий.

Общение с оптинской братией, ее уважительное отношение к паломникам, приветливость, доброжелательность, готовность прийти на помощь производят на меня не менее отрадное впечатление, чем вид возрождающейся из руин обители.

Не написать об Оптиной лучше, чем это сделал Достоевский в «Братьях Карамазовых». Он считал, что «русский монастырь искони был с народом», и завещал русским инокам: «Берегите же народ и оберегайте сердце его. В тишине воспитайте его. Вот ваш иноческий подвиг».

Опыт Оптиной пустыни учит, что церковь сильна своей близостью не только к Богу, но и к человеку, к народу, а человек и народ живы не хлебом единым, но верой и духовностью. Может быть, по молитвам оптинской братии коснется России благодать.

Ольга Овчаренко

Все статьи раздела


Экотрениг На вольных хлебах
Советуем прочитать
Плавание замечательно прежде всего тем, что дает непрерывную нагрузку практически на все мышцы тела.

На первый взгляд дружба с боссом подразумевает привилегированное положение в коллективе, что сулит сплошные выгоды и плюсы.

Иммунитет - наш телохранитель, храбрый защитник от многих напастей, неустанно борящийся с бактериями и вирусами

Одна из самых вкусных и полезных ягодок - всеми любимая клубника, которая на самом деле имеет название «земляника садовая».

По словам медиков, во время магнитных бурь количество инфарктов и инсультов практически удваивается.



Copyright © 2006. Женский журнал Ресничка. Все права защищены.
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна!
Главная страница | Сделать стартовой | Добавить в избранное | ФОРУМ