Журнал для современных женщин
Женский журнал Ресничка - главная страница

О любви и не только - истории наших читателей

Дорогие мои читатели! Этот раздел - для Вас. В том смысле, что именно Вы можете стать автором данного раздела. И при этом не нужно быть выдающимся писателем, достаточно просто желания поделиться своей радостью или просто хорошим настроением!

Ну а если Вам грустно и одиноко, то может ваш рассказ попадет на глаза тому единственному и неповторимому, о котором Вам снятся сны? Кто знает, чудеса в этом мире еще иногда случаются... Присылайте ваши истории к нам в редакцию, не стесняйтесь! Ведь радость, поделенная с друзьями - радость вдвойне, да и проблемы легче решать сообща.
Поиск по сайту

Отражения

14 декабря 2007
Я сидела не шелохнувшись. Напротив меня расположилась она - красивая немолодая женщина, одетая в легкий шелковый костюм и бежевые босоножки. На запястье у нее были часы с широким браслетом, других украшений не было.

Молчание затягивалось, но у меня не хватало сил его прервать, а может, я чувствовала, что это не просто молчание, это - самое начало той истории, которую я - неопытная молодая журналистка - так жаждала услышать. Историю таланта, успеха, любви к своему делу.

Анастасия не признавала отчества - кое-кто думал, чтобы казаться моложе, другие выдвигали версии, что от постоянного пребывания в Европе отчество стало для нее атавизмом. В любом случае, вокруг нее ходили легенды, мифы и небылицы. Она - известная и талантливая художница - никогда ничего не скрывала, но и не рассказывала.

Это интервью должно было стать первым материалом от ее лица в прессе. Факт, что она настаивала на моей кандидатуре, меня, конечно же, шокировал. Я работала в журнале "Самые самые люди" третий месяц и ничего особо выдающегося совершить не успела. Вероятно, ей хотелось избежать некоторой назойливости и игры слов, к которой нередко прибегают профессионалы нашего дела, стараясь добыть более интересную, иногда скандальную информацию, а может, это был просто случайный выбор. Я не думала, что она догадывалась, какую помощь мне оказала в моей дальнейшей жизни, как далеко продвинула меня в профессии. Первое рабочее интервью с Анастасией для журналистской карьеры - это тоже самое, если бы в забеге на длинную дистанцию меня подвезли до финиша на "феррари".

Анастасия неожиданно спросила:
- Может чаю?
- Давай..те! - закивала, соглашаясь, я. В горле пересохло уже давно. Еще с утра, когда я четко осознала, что день моего первого интервью наступил. Я даже попросила своего приятеля отвезти меня до коттеджного поселка, где жила знаменитая художница, потому что сама я волновалась так, что контролировать дорогу не смогла бы.

Снаружи дом утопал в цветах. "Здорово иметь садовника"- думала я, зная, что иметь такую красоту стоит немалых усилий. Еще удивительнее дом выглядел изнутри. Все пространства занимали картины: небольшие и огромные, в рамах и без. Они висели на стенах или стояли, прислоненные к ним, на полу. Вперемешку с обстановкой и личными вещами дом оставлял ощущение творческого хаоса и желания жить и рисовать независимо от того, умеешь ты это или же лучшими твоими произведениями были рисунки на уроках геометрии. Все работы были в едином – Анастасии - стиле, но было в них нечто разное, будто половина из них была написана одним набором красок, а когда краски закончились, то она не смогла подобрать такие же и для второй половины пользовалась другими оттенками.

- Какой сорт чая предпочитаешь? - Анастасия спросила так просто, будто я была ее подругой. Какой сорт чая? Я некстати вспомнила, что по утрам я предпочитала растворимый кофе, проглоченный наспех с бутербродом, а на работе я предпочитала то, что достанется. Чаще доставался "Липтон". Но, вспомнив о модных тенденциях, в которых я активно принимала участие, читая модные издания, сказала: - Зеленый, без сахара - и почувствовала себя глупо.

- Обычный зеленый? - поинтересовалась Анастасия, расставляя не столике чашки и тарелочки с сухофруктами. Я размышляла на тему: я нахожусь на интервью, но вопросы задают мне и я чувствую себя не "звездой", а студенткой, "валившей" экзамен.
- Я не разбираюсь в чае - честно призналась я. Честный и прямой ответ, как я заметила, не раз выручал меня в самых сложных и неуютных ситуациях. Это как предложение с точкой в конце вместо запятой, которая требует продолжения, разъяснения и подчас запутывает еще больше.
- Я тоже - хихикнула Анастасия - люблю чай , но выбираю его по принципу "нравится - не нравится". Она протянула мне жестяную баночку: - Понюхай, нравится? Чайные листочки пахли одновременно какими-то цветами и шоколадом.

- Нравится - уверенно ответила я. Интервью со знаменитостью превращалось в чаепитие. Я отложила в сторону список вопросов, которые я собиралась задать. Ничего неожиданного для Анастасии - список был утвержден и заверен ее подписью еще месяц назад. Первая картина, первый гонорар, источник вдохновения, кто разделяет с вами успех, что для Вас рисование - работа или удовольствие, необходимость или призвание и т.д. и т.п. Все это я собиралась задать поэтапно, но она вдруг начала рассказывать сама.

***

Я была молода и самоуверенна, я думала, что все будет крутиться вокруг меня всегда. Меня не заботили чувства других, я желала всего и сразу. Конечно же, это не могло продолжаться вечно. Вопреки всему, я полюбила. А может, это было просто желание обладать именно им. Иногда мне казалось, что я перегибаю палку капризами, придирками, скандалы на пустом месте были для меня нормой. Я не уважала чувства других, но требовала уважения к себе. Я была глуха, но считала себя умнее всех, я была высокомерна, но путала это с гордостью. Я была груба, но думала, что это - уверенность в себе. Я считала, что он обязан принадлежать мне, он был для меня собственностью, моей игрушкой. И я благодарна теперь, что он тогда ушел.

Я была удивлена и шокирована, даже не считая нужным задуматься "почему?" А он ничего тогда не сказал, ничего не стал объяснять, просто ушел. Сначала я была уверена, что это просто каприз, что он вернется и будет просить прощения, стоя на коленях и забрасывая меня цветами. Но дни шли, телефон молчал, писем не было и никто не появлялся. От непонимания происходящего и нежелания понимать я сходила с ума. Я проклинала его, оставляла на автоответчике гнусные сообщения, продумывала планы мести. Но у меня не было ни одной логичной причины мстить, ни одного разумного довода в пользу его вины.

И я начала мощную атаку против себя самой. Теперь я обвиняла и ненавидела себя, не осознавая, что это всего лишь другая крайность. Постепенно ярость сменилась бессилием, а бессилие - пустотой. У меня не было друзей, кто бы мог мне помочь, родители давно устали от моего самодурства и позволили мне делать все, что вздумается. Я запиралась дома и тупо смотрела в окно, иногда - бесцельно бродила по улицам. Я начинала осознавать, что потеряла прежнюю личность, но не знала, как обрести себя вновь. Тоска, безысходность, отсутствие желаний и целей и никого, совсем никого рядом.

Я почти уничтожила себя, когда он вдруг появился: "Я переезжаю - сказал он по телефону - нашел кое-что из твоих вещей и хочу вернуть". "Не привози, выбрось"- ответила я, ничего не имея в виду; мне было все равно. "Что с тобой?" - на меня это было так не похоже. "Ничего" - я действительно не чувствовала почти ничего. "Я могу приехать?" - он мне конечно же не поверил. "Нет" - ответила я спокойно. "Ты дома?" - Он никогда не был равнодушным человеком. "Да" - больше мне разговаривать не хотелось и, услышав его "хорошо" в ответ, я повесила трубку.

Появись он на полгода раньше, я бы набросилась на него с ругательствами и обвинениями, появись он на пару месяцев раньше, я бы плакала и просила прощения, но он приехал тогда, когда я сидела и смотрела в окно.

- Что случилось? - в его голосе было участие.
- Ничего - в моем голосе не было ничего.
- Я уезжаю из города, меня переводят в другой регион.
- Хорошо - что именно хорошо, я сказать не могла.
- Как ты?
- Не знаю, мне все равно.
- Что именно тебе все равно? - он задавал вопросы, пытаясь вывести меня из моего состояния.
- Я не могу ответить, потому что я не знаю.
- Что ты чувствуешь? - он повернул мое лицо, заставив посмотреть прямо ему в глаза.
- Я чувствую, что мне плохо - мне хотелось расплакаться, но слез не было.
- Расскажи, как это, когда "плохо".
- Я не могу рассказать.
- Почему?
- Я не знаю слов, которыми это можно описать.

И тогда он улыбнулся и сказал: "Нарисуй! Нарисуй как выглядит это "плохо". И он ушел еще раз.

В ту минуту где-то очень глубоко внутри у меня зажегся ночник. Было все еще очень темно и тусклый свет вычерчивал самые замысловатые фигуры, выуживая из памяти все, что требовало переосмысления. Я видела это так отчетливо, будто бы я была там, осторожно передвигаясь в темноте, боясь нарушить что-нибудь неловким движением.

Воображение домысливало образы и я переносила их кистью на бумагу. Я рисовала свое "плохо" и испытывала радость. Я перебирала все, что скопилось у меня в душе, не сортируя это на "нужное" и "не нужное". Я училась принимать себя такой, какая я была. Теперь рисование занимало все мое время, но остановиться я уже не могла. Я нашла новый смысл своей жизни, один из способов разобраться в себе, повод начать все с начала.

Я рисовала как могла, и с каждой новой работой я узнавала о себе больше и больше. Вокруг меня появлялись новые люди, новые друзья, новые поводы для размышлений. Я стала участвовать в выставках, картины начали продаваться, эксперты наперебой говорили об "особой гармонии в построении цветовой гаммы". Я начала ездить по миру, выискивая новые для себя ощущения. Все было хорошо, за исключением того, что работать становилось все труднее.

***

Четыре года спустя я позвонила ему и попросила о встрече.

- Я больше не могу рисовать - он был единственным человеком, которому я могла это сказать.
- Этого не может быть - его уверенность и спокойствие не давали повода сомневаться в его словах.
- Но это все же правда. Я больше не могу рисовать, я счастлива и мне хорошо, слышишь, мне хорошо - я заглядывала в его глаза, будто ища в них подтверждения своим чувствам.

Он улыбнулся и сказал почти как тогда:
- Нарисуй. Нарисуй как это, когда хорошо. Это было так просто и так гениально. Я обняла его: "Спасибо".

Всю следующую неделю я провела в студии. Это было все той же работой, но это было уже другое. Я окончательно закрыла дверь в прошлое, от которого я больше не зависела. Еще неделю спустя я отправила ему письмо: "Моя последняя просьба к тебе. Я прилагаю адрес моей галереи, возьми, пожалуйста, все, что тебе захочется иметь из моих работ. Мне теперь нужно много места для новых!"

В конце месяца я как всегда просматривала отчет. Среди проданных картин была одна, подписанная как "передано в дар господину Н.". Это была самая последняя из тех, первых, о "плохо".

Он больше не появлялся, я не пыталась его разыскать. Он и так сделал для меня слишком много, больше, чем даже мог себе представить. Наступила моя очередь и мой шанс зажечь чей-то ночник.

Лариса Кукаева

Все статьи раздела


Экотрениг На вольных хлебах
Советуем прочитать
Занятия спиннингом дают достаточно тяжелую нагрузку, зато желающим похудеть она гарантирует потрясающий эффект.

Всеми поступками таких людей руководят эмоции, при этом они совершенно невосприимчивы к доводам здравого смысла.

Как бы нам не было обидно, целлюлит — это состояние кожи, характерное исключительно для женщин.

Как же я не люблю, когда звонит телефон. Все равно ничего хорошего не услышу.

Плавание замечательно прежде всего тем, что дает непрерывную нагрузку практически на все мышцы тела.



Copyright © 2006. Женский журнал Ресничка. Все права защищены.
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна!
Главная страница | Сделать стартовой | Добавить в избранное | ФОРУМ